Поиск по сайту:




















Герои-оренбуржцы. Захар Рогожников.

Игорь Калистратов, Юрий Курепин. Из сб. "Георгиевский архив" № 2.  2002 г. 

История Оренбургского казачьего войска начинается с 1736 г., когда "в новоустроенных городах Оренбург и Тобынск учреждены казаки из уральских новокрещенцев-мещеряков, отставных солдат, охотников и беглецов из Яицких и Сибирских казаков". С тех пор оренбуржцы исправно несли нелёгкую военно-пограничную службу на южных рубежах Российской империи, а с конца 18 века участвовали в большинстве войн, которые вела Россия на западе, юге и востоке. И всё же защита азиатских границ оставалась основной задачей оренбургских казаков.

Казаки неоднократно участвовали в подавлении волнений туземного населения южных окраин, сопровождали купеческие караваны и посольства в Хиву и Бухару, научные экспедиции в Азию, отбивали грабительские набеги приграничных кочевников. С середины 19 века, с усилением продвижения русских в Среднюю Азию, оренбургские казаки участвовали в военных походах в пределы Бухарского эмирата, Хивинского и Кокандского ханств, штурме Геок-Тепе, рекогносцировочных экспедициях в глубь Азии, на Памир, в Тибет, за что многим подразделениям - сотням и батареям, были пожалованы знаки отличия на головные уборы и серебряные Георгиевские трубы.

В Турецкой войне 1877 - 1878 гг. участвовали два оренбургских казачьих полка, отличившиеся под Карсом, а в войне с Японией - пять полков, некоторым сотням которых также были пожалованы впоследствии коллективные знаки отличия.

В годы Великой войны Оренбургское казачье войско выставило на фронт 18 полков, не считая отдельных сотен, пеших батальонов и артиллерийских батарей. Доблестно сражались казаки - оренбуржцы, за что многие из них были пожалованы Георгиевскими крестами и медалями, а некоторые стали полными Георгиевскими кавалерами.

Остановимся подробнее на биографиях и славных боевых делах двух оренбургских казаков, на долю которых выпала в разное время нелёгкая военная служба во славу России.

Туркестанская эпопея Захара Рогожникова.

Старая фотография. На ней запёчатлён крепкий подтянутый старик в форме казачьего офицера. Его грудь украшают полный Георгиевский бант, медаль и ордена Св. Анны 3-й степени и Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом. Как видно, свои офицерские эполеты он заслужил в боях, пройдя путь от рядового казака до войскового старшины. Все четыре степени солдатского Георгия свидетельствуют о том, что путь этот был нелёгким, и казаку пришлось участвовать во многих жарких делах. Так оно и было на самом деле, а звали нашего героя Захар Васильевич Рогожников, казак посёлка Изобильный Буранной станицы Оренбургской губернии.

Так уж получилось, что срок действительной службы молодого казака начался в первой половине 60-х годов позапрошлого века, как раз когда Россия активизировала свою экспансию в Среднюю Азию. Благодаря своему расположению Оренбургское казачье войско стало одной из главных военных сил этого продвижения. Таким образом, случаю было угодно надолго связать судьбу нашего героя с Туркестаном, сделав его свидетелем и участником блестящих военных операций малочисленных русских отрядов против войск среднеазиатских правителей. Победы над "халатниками" стали возможны не только благодаря более совершенному оружию и чёткой военной организации российской армии, но и отменным боевым качествам самих казаков, солдат и офицеров "Белого царя". Знакомясь с событиями тех дней, не перестаёшь удивляться тому, как русские отряды из нескольких десятков человек зачастую успешно противостояли сотням и даже тысячам врагов. Примеров тому в истории присоединения Туркестана можно найти немало. События из военной биографии Захара Рогожникова - лишнее тому свидетельство.

Итак, наступил 1864 год. Задача предстоящих в этом году военных действий сводилась к тому, чтобы, заняв ряд кокандских крепостей, сомкнуть между собой Сыр-Дарьинскую и Сибирскую укреплённые линии. С наступлением весны гарнизоны на Сыр-Дарье были усилены войсками, подошедшими из Оренбурга, в числе которых была казачья сотня есаула Савина. Одним из девяти урядников в сотне числился Захар Рогожников. 22 мая 1864 года оренбуржцы в составе экспедиционного отряда (всего около 1300 человек) полковника Верёвкина выступили из форта Петровского по направлению к городу Туркестану.

Бек Туркестана Мурза Давлет был уведомлен о движении русских и на защиту города призвал всё его население, заставив присягнуть на Коране в верности. Гарнизон состоял из 15 тысяч человек и правитель чувствовал себя достаточно уверенно, намереваясь сам атаковать русских. Однако, первое же столкновение на реке Карайчик 8 июня навело Мурзу Давлета на мысль, что за крепостными стенами будет всё же спокойнее. На следующий день русский отряд двинулся ближе к городу. Не доходя трёх вёрст до садов, окаймлявших город, войска перестроились в боевой порядок, имея на флангах казачьи сотни, оренбургскую и уральскую, с ракетными станками. В садах за невысокими стенами уже можно было различить движение противника, и с 800 шагов наши стрелки открыли огонь. Кокандцы ответили ружейной и фальконетной пальбой, но после короткого боя отступили за крепостные стены, продолжая вести оттуда сильный огонь, в том числе и орудийный. Под эту, непрекращавшуюся даже ночью, канонаду русские приступили к осадным работам.

В ночь на 11 июня кокандцы сделали стремительную вылазку на передовую линию осады. Три раза они бросались в атаку, но были отбиты с большим для них уроном. На следующую ночь вылазка повторилась в ещё больших масштабах, но плотный огонь с русских позиций останавливал противника на полпути, заставляя отступать в укрытие. Потери кокандцев, особенно в лучших, храбрейших людях, были очень велики, что оказало своё воздействие на защитников и на самого Мурзу Давлета. Видя также быстрое приближение осадных работ к стенам крепости, бек решил покинуть её с ближайшими чинами гарнизона и рано утром бежал из города. В 8 часов утра жители Туркестана прислали к полковнику Верёвкину депутацию с изъявлением покорности. В цитадели было оставлено 4 орудия, свыше 200 пудов пороха, около 100 пудов свинца, стрелковое оружие, множество шашек и пик. Все потери русского отряда составили: 5 человек убитыми, 24 ранеными и 9 контуженными.

Это было первое крупное дело, в котором участвовал урядник Рогожников, проявив себя с лучшей стороны, за что был награждён Знаком отличия Военного Ордена 4-й степени. Не известна, к сожалению, сама формулировка подвига, возможно, что Рогожников был награждён как один из лучших, а запись в его послужном списке могла быть такой: "За отличие при осаде и взятии г. Туркестана 9-12 июня 1864 года".

Думается, командиру сотни есаулу Савину трудно бывало решить, кого представить к награде. Существовал ведь определённый лимит представлений. Как выбрать наиболее достойных, особенно в случае, когда горстка наших воинов вела бой с многотысячным отрядом противника и, благодаря чёткому взаимодействию и хладнокровию каждого бойца, сумела победить. А победой здесь можно считать уже то, что малочисленный русский отряд не был попросту раздавлен под копытами во много раз превосходящего врага, сумел выстоять и отойти на соединение с основными силами. Все достойны награды, но всё-таки нужно выбрать лучших. Именно за такой бой получил урядник Рогожников своего следующего Георгия.

А дело было так. 8 июля 1864 года из г. Туркестана к Чимкенту на соединение с рекогносцировочными частями сибирских войск выступил отряд под командованием капитана Мейера в составе пяти взводов линейной пехоты, оренбургской казачьей сотни и трёх лёгких орудий, всего около 370 человек. К вечеру 13 июля отряд остановился на ночлег в урочище Ак-Булак. В сумерках на горизонте показалась конная партия кокандцев, которая вскоре скрылась. Утром выяснилось, что позиция, занятая накануне, довольно уязвима, но менять её было поздно - огромные толпы кокандцев стали окружать лагерь. Выход был только один - обороняться, ожидая подхода сибиряков. За короткое время лагерь превратился в небольшую крепость. Позиция, представлявшая собой треугольник, была укреплена мешками с провиантом и другими запасами, по углам установлены орудия и один ракетный станок. Подходы со всех сторон были затруднены небольшими канавами. Протекавший по одной из них ручей был запружен, так как стал мелеть - вода была отведена неприятелем. Около 8 часов утра кокандцы пошли в атаку. Густые толпы их быстро спустились с занятых высот и бросились на наш лагерь. Защитники встретили их сначала гранатами и ядрами, потом картечью и ружейным огнём. Натиск был отбит, но кокандские стрелки засели в складках местности, и началась перестрелка. Охотники из линейцев и казаков смелой вылазкой отогнали вражеских застрельщиков. До вечера продолжалась стрельба, во время которой русские не прекращали укреплять бруствер своей "крепости". В ход шло всё: тела убитых животных и даже людей. За неимением шанцевого инструмента землю рыхлили штыками, рыли руками. Благодаря неустанной работе, к утру получился достаточно высокий вал.

На рассвете 15 июля кокандцы открыли огонь из двух орудий, а их стрелки стали занимать ближние к нашему лагерю позиции. Против западного фаса сосредоточились саарбазы-кизилбаши (кокандская гвардия) в количестве 500 человек. Их появление произвело сильное впечатление на наших солдат: все они были красиво и однообразно одеты и вооружены, и имели вид хорошо обученных войск. Кокандцы готовили решительный приступ, в русском лагере это понимали и сосредоточенно ждали наступления роковой минуты. И вот началось. После нескольких условных сигналов масса конного и пешего люда со всех сторон с воем и гиком устремилась на клочок земли, занятый обречённым на очевидную гибель русским отрядом. Казаки и линейцы с удивительным спокойствием подпускали врага всё ближе и ближе и, когда до передних осталось несколько десятков шагов, раздался первый дружный залп из пушек и ружей, затем ещё и ещё. На несколько минут лагерь окутался в облако порохового дыма. Не ожидавшие такого плотного огня кокандцы бросились назад в укрытие. Без паники отошли на свои позиции только кизилбаши, откуда они долго вели достаточно меткий огонь по нашему лагерю. Несмотря на отбитый приступ, положение русских становилось критическим: снарядов и патронов оставалось мало, тела убитых людей и животных на жаре стали распространять страшное зловоние, вода в запруде была красной от крови и непригодной для питья. Зная о приближении сибирских частей, капитан Мейер решил, видимо, выиграть время, вступив в переговоры с командующим кокандскими войсками Парманачи-Нурмимбаем.

В ходе переговоров ситуация разрешилась неожиданным образом - русским предоставлялась возможность беспрепятственно покинуть ловушку, в которой они оказались. Дело в том, что, не сломив сопротивления оренбуржцев и зная о приближении другого русского отряда, кокандцы решили не рисковать и разойтись с миром. Оренбургский отряд два дня был на волосок от гибели. Как позже выяснилось, по данным противника в бою у Ак-Булака численность кокандского войска составляла 12 тысяч человек. За два дня боёв враг потерял 513 человек убитыми и до 2000 ранеными. Наши потери -13 убито и 67 ранено и контужено. Согласитесь, трудно было не поддаться панике, видя многократное численное превосходство врага и почти безвыходное своё положение. Казаки и линейцы достойно вынесли это испытание и даже имели трофеи: большое шёлковое знамя, один значок и разного рода оружие. Очевидно, что отмеченные за этот бой нижние чины, в том числе и Захар Рогожников, своим героическим поведением вполне заслужили полученные вскоре кресты.

В том же 1864 году при взятии Чимкента Рогожников вновь отличился и был удостоен Знака отличия Военного Ордена 2-й степени. Оренбургская полусотня была включена в состав отряда, который генерал-майор Черняев к 19 сентября сосредоточил у достаточно сильной крепости Чимкент. Её 10-тысячный гарнизон имел на вооружении 30 орудий, оказавшихся дальнобойнее русских, крепостные ружья и большой запас боеприпасов. Кокандцы заняли активную оборону, сильно задерживая своей стрельбой и вылазками осадные работы, а на четвёртый день осады, 22 сентября, они даже перешли в наступление траншеями (видимо, под руководством грамотного военного инженера-иностранца), постепенно перенося в них батареи и прикрываясь высланными вперёд стрелками.

Начальник осады подполковник Лерхе решил пресечь эти действия противника решительной контратакой. А дальше произошло то, чего никто не ожидал. Не выдержав натиска, кокандцы бросились бежать к крепости. Не останавливаясь, наши солдаты на их плечах ворвались в Чимкент, прокладывая себе дорогу штыками. Развивая успех, Черняев бросил на штурм все силы, и через час крепость и цитадель Чимкента перешли в руки русских. Большая часть гарнизона бежала, преследуемая казаками. Столь неожиданно лёгкая победа была настоящим подарком судьбы. А затем - заслуженные награды сообразно чинам: генерал-майор Черняев Высочайше пожалован орденом Св. Георгия 3-й степени, многие нижние чины, в их числе и наш герой - Знаками отличия Военного Ордена. В те годы Оренбургское казачье войско отправляло в Туркестан отдельные сотни, командируя их в этот край на два года каждую. После истечения этого срока сотня возвращалась домой на льготу. Для Захара Рогожникова первый год его боевой жизни в Туркестане, как видим, был весьма насыщен, о чём свидетельствовали три солдатских "Георгия" на его груди. Но служить доблестному казаку под палящим солнцем оставалось ещё столько же, и никто не ведал тогда, что ждёт его дальше.

А дальше был Ташкент. 24 апреля 1865 года генерал-майор Черняев во главе отряда, в который входила и оренбургская сотня, выступил в поход с целью захвата этого крупнейшего города Средней Азии. В 25 верстах от Ташкента находилась небольшая, но сильная крепость Ниаз-Бек, защищавшая арык Боз-Су, снабжавшего город водою. Черняев решает захватить Ниаз-Бек, затруднив тем самым положение защитников Ташкента. 29 апреля начался артиллерийский обстрел кокандских укреплений. На помощь защитникам крепости из Ташкента выступил отряд, около 3000 человек при двух орудиях и занял позицию недалеко от Ниаз-Бека. Против них были высланы пять с половиной рот линейной пехоты при двух орудиях, уральская казачья сотня и оренбургская полусотня. Поведя решительное наступление, русские заставили врага очистить позицию. Отступление скоро превратилось в паническое бегство, причём казаки на протяжении шести вёрст преследовали кокандцев, не давая им опомниться. В этом деле особенно отличились урядники Захар Рогожников, Григорий Коннов и Василий Соснин. За свою смелость и находчивость они были награждены Знаками отличия Военного Ордена. Защитники Ниаз-Бека, видя, что помощи не будет, в тот же день сдались на милость победителя.

7 мая русские войска подошли ближе к Ташкенту и остановились в восьми верстах от него. А 9 мая состоялось сражение с 7-тысячным кокандским отрядом под командованием регента Муллы Алимкула, который в ходе боя был убит, а его войско бежало под защиту крепостных стен. Смерть кокандского предводителя имела важное значение, и Черняев поспешил составить об этом рапорт оренбургскому генерал-губернатору. Доставить донесение в Оренбург выпало нашему герою, кавалеру четырёх степеней Знака отличия Военного Ордена Захару Васильевичу Рогожникову. Путь предстоял неблизкий, около 2000 вёрст, и большей частью, по землям народов хотя и покорённых, но отнюдь не испытывавших дружеских чувств к русским. Да и власть "Белого царя" держалась пока только в фортах и крепостях, а на безграничных просторах властвовали шайки конных разбойников, для которых отрядец Рогожникова (он и 10 казаков сопровождения) мог бы стать неплохой добычей. Мог бы, если не учитывать, что в отряде были закалённые в боях воины и численное превосходство врага их не особенно пугало.

Несмотря на трудности пути, казаки, вероятно, были рады возможности побывать в родных краях. Но Туркестан не хотел так просто их отпускать. На пути отряд Рогожникова был окружён партией кокандцев в 100 человек, однако, казаки отбили все нападения сильнейшего противника и заставили его отступить. Рогожников успешно выполнил возложенное на него поручение, за что был Высочайше пожалован 150-ю рублями, а вскоре произведён в хорунжие. Но на этом туркестанские походы для Захара Рогожникова не закончились. Предстояла война с Бухарой и в начале 1866 года хорунжий Рогожников в должности младшего офицера казачьей сотни вновь в знакомом ему крае. А 8 мая состоялось крупное сражение на урочище Ирджар, в ходе которого бухарская армия была разгромлена наголову, было уничтожено более 1000 бухарцев, занят лагерь со ставкой эмира, причём потери русских составили лишь 10 раненых нижних чинов. За участие в Ирджарском деле офицеры оренбургских сотен получили очередные боевые ордена, хорунжий Рогожников - свою первую офицерскую награду - орден Св. Анны 4-й степени "За храбрость".

Дальнейшая военная служба нашего героя прослеживается, к сожалению, не столь чётко, Остаётся лишь предполагать, что он мог принимать участие в таких крупных делах, как осада и штурм Ходжента и Ура-Тюбе, занятие Джизака, бое на Зерабулакских высотах. Это были наиболее значимые сражения периода войны с Бухарой, в которых принимали участие оренбургские сотни. Затем на протяжении нескольких лет служба Захара Рогожникова была, видимо, более спокойной, так как известно, что до 1875 года он оставался в чине хорунжего и не получал новых боевых наград, а ведь в военное время наверняка был бы пожалован повышением в чине и орденами.

Среди оренбуржцев - участников Кокандского похода 1875-1876 гг фамилия Рогожникова встречается несколько раз. Необходимо отметить, что за период с 1874 по 1900 год известны 3 офицера 3-го Оренбургского казачьего полка (впоследствии 6-го) с такой фамилией. Один из них, Василий Иванович, к этому времени (1875 год) уже был в чине войскового старшины, другой - Яков Иванович, служил в полку в последние годы 19 века. Следовательно, упоминание о хорунжем Рогожникове в связи с кокандскими событиями можно отнести на счёт именно Захара Васильевича. Известно, что во время похода, 2 ноября 1875 года, будучи в разъезде с 14 казаками у кишлака Кепе Рогожников наткнулся на неприятельский пикет и атаковал его. Однако из кишлака появилась вражеская конница, до 2-х сотен всадников. Оренбуржцы, поддержанные полусотней Семиреченского войска есаула барона Штакельберга после непродолжительной, но отчаянно лихой кавалерийской схватки заставили противника бежать и гнали его на протяжении трёх вёрст за Кепе, уничтожая десятками. В качестве трофея был захвачен вражеский значок. За это дело хорунжий Рогожников был представлен к ордену Св.Станислава 3-й степени с мечами и бантом.

Были и другие дела. Была обычная для казака военная работа, в которой не виделось, скорее всего, ничего необычного и героического, её просто нужно было хорошо сделать. За труды и лишения, понесённые во время этой войны, все участники, кроме боевых наград получили на подъём: генералы, штаб- и обер-офицеры - полугодовой усиленный оклад жалованья, а нижние чины - по три рубля. Также все участники похода, в том числе и наш герой, были награждены светло-бронзовой медалью "За покорение ханства Кокандского".

После этих событий в среднеазиатских делах наступило некоторое затишье. В мирное время Захар Васильевич Рогожников дослужился до есаула, а в 1884 году ушёл на льготу в чине войскового старшины. Был награждён орденом Св. Анны 3-й степени за выслугу лет (на фото видно - знак ордена без банта и мечей) и медалью в память царствования императора Александра III. После окончания службы занялся коневодством. Лошади его киргизской породы на местных выставках отмечались похвальными листами и серебряными медалями.

Думается, встретил Захар Васильевич свою старость в спокойной ещё, дореволюционной России, окруженный почетом и уважением.




Игорь Калистратов "Георгиевский архив", Екатеринбург 2002 - 2004 гг. 

Избранные статьи о подвигах Георгиевских кавалеров:

Рекомендовать друзьям: