Поиск по сайту:




















Герои-оренбуржцы. Легендарная судьба Ивана Пашнина.

Игорь Калистратов, Юрий Курепин. Из сб. "Георгиевский архив" № 2.  2002 г. 

Среди двухсот известных полных Георгиевских кавалеров-оренбуржцев особое место занимает имя Ивана Васильевича Пашнина. В самом деле, нужно было обладать незаурядными способностями и исключительной храбростью, чтобы добиться тех почестей, какие заслужил он на полях сражений Мировой войны. 22 августа 1889 года в семье казака Василия Пашнина родился сын, которого нарекли Иваном: Детские годы и юность Ивана Пашнина прошли близ гожноуральского озера Сугояк, на берегах которого располагались станичные посёлки Сычёв, Харьин и Пашнино. Подрастая, Иван любил слушать, как старики про войны и походы рассказывают, на станичных учениях лихо рубал лозу да глину. Отец хвалился: "Будет мой Иван вахмистром", а дед, тот брал выше: "Есаулом должон быть... джигит и рубака первый". Не думал тогда молодой казак, что пройдёт несколько лет, и ему окажет почёт всё Войско, а потом, после лихолетья Гражданской войны, он в чине есаула окажется в далёком Китае.

В 19 лет Иван женился на казачке Марии Фёдоровне, а через год у них родилась дочь Александра. Вскоре подошёл срок идти на действительную военную службу. В январе 1911 года отец по всем правилам снарядил Ивана: с отличным конём, в ладно сшитом мундире явился казак на призывной пункт Миасской станицы. Комиссия определила - в 3-й Уфимско-Самарский полк Оренбургского казачьего войска.

Полк входил в состав 12-й кавалерийской дивизии генерала Каледина. Служба шла хорошо, Иван быстро осваивал военное ремесло. Его хвалил вахмистр, отмечали командиры. Окончив учебную команду, смекалистый казак стал вскоре младшим урядником. 18 мая 1913 года Пашнина направили для обучения телеграфному и подрывному делу в Киевскую школу, которую он окончил с аттестацией "выдающийся". Командование оценило усердие казака, и 6 марта 1914 года он был произведён в старшие урядники.

Война застала полк недалеко от местечка Волочиск. 24 июля 1914 года командиром полка Геврасием Жуковым была поставлена боевая задача - произвести разведку пограничного района и прикрывать развёртывание 12-го армейского корпуса. С тех пор на протяжении нескольких лет Ивану Пашнину приходилось слышать и исполнять сотни боевых приказов.

26 июля казачьи кони вынесли станичников на австрийский берег реки Збруч, а 6 августа австрийцы на участке 3-го полка испытали на себе сокрушительный удар казачьей лавы. 21 августа казаки в пешем порядке атакуют укреплённые колючей проволокой позиции врага у села Сокольники, в результате выбивают его из укрепления и захватывают два крепостных орудия с большим количеством снарядов.

В этих и ряде других боёв принимал участие урядник Иван Пашнин. За спины других не прятался, был храбр беззаветно, проявляя редкую отвагу и рассудительность. Прошло только полгода боевых действий, а имя Пашнина стало символом гордости для оренбургских казаков. О нём ходили легенды, в которых реальность переплеталась с народным вымыслом. Оренбургский исследователь А.И. Кривощёков так говорит об этом: "Неистощима народная фантазия: любит народ легенду, увлекается ею, отдыхает на ней душой, искренне веря, что всякое зло рано или поздно покарается, а храбрость, удаль и правда получат должную награду". Одним из поводов для слухов о геройстве Ивана Пашнина стал разосланный по оренбургским станицам приказ атамана 3-го отдела от 20 декабря 1914 года за № 259. Выдержка из приказа: "Из прилагаемой при сём копии с телеграммы дежурного генерала штаба 11-й армии от 10 декабря сего года за № 2476 на имя наказного атамана видно, что старший урядник 3-го Уфимско-Самарского полка, 3-го отдел а, станицы Миасской Иван Пашнин удостоен великой чести - быть первым полным Георгиевским кавалером из всей кавалерии и казачьих войск Действующей армии. Как известно, первую награду Георгиевский крест в настоящую Великую войну получил донской казак Кузьма Крючков. Наши казаки служат также с не меньшею доблестью и отвагой. Если на долю Донцов выпало счастье получить в текущую войну первый Георгиевский крест, так зато нашему Пашнину удалось первому из всей кавалерии и казаков получить четыре Георгиевских креста. Честь и слава ему за это!

Его Императорское Высочество августейший главнокомандующий Великий Князь Николай Николаевич, ценя заслуги Пашнина перед Царём и Родиной, повелел наградить его за примерную доблесть конём высоких кровей.

С радостью сообщая об этом по вверенному мне отделу, поздравляю станичников с этим великим счастьем, выпавшим на нашу долю, и ещё лишний раз доказавшим на деле, что не даром Государь Император любит и ценит наше славное войско Оренбургское. Его сыны всегда были, есть и будут непоколебимо верными, преданными слугами Царя и Отечества до последней капли крови.

Чтобы увековечить это редкостное, высокой важности событие в назидание потомству, я предлагаю станичникам наградить, со своей стороны, вашего славного героя Пашнина соответствующим подарком, для чего я полагал бы подарить ему от всего отдела почётную шашку, ножны которой украсить золотом, с нижеследующей надписью на клинке: "3-й военный отдел Оренбургского казачьего войска своему доблестному сыну, первому из всей кавалерии и казаков Георгиевскому кавалеру всех четырёх степеней старшему уряднику Миасской станицы Ивану Васильевичу Пашнину, 1914 год". Шашка будет стоить 175 рублей.

Уверен, что это предложение моё будет принято станичниками с удовольствием. Предписываю настоящий приказ прочесть на полковых поселковых сборах и во всех школах, а пожертвования на приобретение почётной шашки и деньги представлять в управление отдела ".

Немудрено, что этот приказ вызвал много разговоров и произвёл сенсацию. Из него не было видно, за что, собственно, Пашнин удостоился столь высоких наград и почестей. Слухи были разноречивы. Говорили, что с несколькими товарищами пробрался в неприятельское расположение и взорвал железнодорожный мост, важный в стратегическом отношении; в другой раз будто бы захватил в плен австрийского генерала. Народная фантазия не удовлетворилась этими незначительными, по её меркам, подвигами. Если Пашнин удостоился высокой чести получить четыре креста и кровную лошадь от самого Верховного главнокомандующего, значит, должен был совершить что-нибудь необыкновенное, выходящее за рамки "обычных" подвигов. В данном случае был полный простор догадкам, толкам и всевозможным слухам, которые вылились в довольно любопытные легенды. Так, слух о взятии вражеского генерала превратился в целую историю спасения Пашниным жизни самому Великому князю:

"Был сильный бой, а на конец дела пустили наших казаков в атаку. Гикнули молодцы, рассыпались в лаву, ударили на врага и начали класть его сотнями. Не выдержали германчуки да австрияки и бросились бежать. А казаки до того разгорячились, что крошат их как капусту и не заметили, как ворвались в лагерь. У Пашнина лошадка была добрая. Сшиб он штук пять германцев и ворвался первым в самую середину. Видит, ихний генерал на лошади сидит, такой красный, здоровенный. Бросился Пашнин к этому генералу, сорвал его с лошади и, как малого ребёнка, перекинул к себе на седло. Генерал и рта не успел разинуть, а казак уже вытащил его из сечи, отобрал шашку, скрутил назад руки и привёз к своему начальству. Там Пашнина похвалили и приказали отвезти пленника к самому Николаю Николаевичу, потому приказ от него был, чтобы важных пленных доставляли к нему на квартиру те самые люди, которые захватили. Вот таким манером отправили и Пашнина с его генералом. Ну, конечно, допустили их прямо к Великому князю, которому казак обсказал всё, как было дело и передал генеральскую шашку. Гпавнокомандующий что-то спросил у австрийца, возвратил ему оружие и говорит: "Русские лежачего не бьют. Как честному воину и человеку отдаю Вам Вашу саблю, хотя и говорят, что вы, де, любите сражаться больше из-за угла ". Генерал взял шашку. Наш адъютант стал его допрашивать и записывать, а Великий князь отвернулся и стал читать какое-то донесение. Вдруг генерал выхватил свою саблю и хотел поразить Николая Николаевича сзади. Пашнин стоял за этим генералом тоже с шашкою наголо и, только генерал успел выдернуть саблю, как он, не плох, как рубанул австрияка, так голова по полу и покатилась. Этим и спас Великого князя от большой опасности. Николай Николаевич поблагодарил храброго казака, надел ему крест первой степени и посадил на своего коня. С тех пор Пашнин ездит на этой дорогой лошади, а все генералы и офицеры честь ему отдают и ручку при здорованьи подают". За что же в самом деле получил свои награды оренбургский герой Иван Пашнин?

Обратимся к документам. Каждый крест - этап боевого пути доблестного казака. По данным послужного списка, Георгиевский крест 4-й степени № 100396 Пашнин получил за то, что "под огнём противника рубил и резал проволочное заграждение, чем открыл дорогу к укреплению нашим атакующим частям и дал возможность выбить врага. Сам тоже принимал участие в атаке". Следующий крест 3-й степени № 15423 был вручён казаку после боя за село Демния, где "27-29 августа 1914 года под убийственным артиллерийским и ружейным огнём высылался в цепочку для связи с дивизией и с частями полка, а также доставлял донесения и приказания. Что выполнил блестяще".

За ночной бой в местечке Гуменец наш герой был пожалован "Георгием" 2-й степени № 3217, а именно за то, что "с 23 на 24 августа 1914 года во время нападения австрийцев, под сильным огнём сидел на телефонной станции для связи со штабом дивизии, а когда провод рвался, то быстро, не теряясь, восстанавливал связь, чем обеспечивал бесперебойную связь ".

Наконец, Георгиевский крест 1-й степени № 486. Приказ по 8-й армии от 23 мая 1915 года за № 464 гласил: "26 октября 1914 года, когда полк был выдвинут из села Спас на село Турже для содействия 65-й пехотной дивизии и для охранения левого фланга 34-й пехотной дивизии, Пашнин работал на телефонной станции для связи с этими дивизиями и 12-й кавалерийской дивизии, где блестяще выполнял работы по связи. 1 ноября того же года, когда полк был выдвинут вперёд в село Борыня для разведки отступающего противника, по прибытии в село, он под действительным артиллерийским огнём был отличным помощником по восстановлению телефонной связи со штабами дивизии, что весьма облегчило доставку сведений в штабы, при плохом состоянии дорог".

Много блестящих дел было на счету Уфимско-Самарского казачьего полка, в рядах которого наш герой прошёл вею войну. И, хотя, как мы видим, он не совершал тех подвигов, которые приписывала ему народная молва, Иван Пашнин, полный Георгиевский кавалер, с гордостью носил на груди заслуженные кресты. Подвиги подхорунжего Пашнина во многих сражениях были отмечены также Георгиевскими медалями всех четырёх степеней (4 ст. № 541372, 3 ст. № 47316, 2 ст. № 3217 и 1 ст. № 8479), золотой шейной медалью "За усердие" на Станиславовской ленте, французской Военной медалью. В истории российского казачества его имя навсегда связано с тем фактом, что он действительно стал в годы Великой войны первым из казаков полным Георгиевским кавалером. В 28 лет Пашнин "за боевые отличия в делах против неприятеля" был произведён в офицерский чин прапорщика.

В 1917 году молодой офицер, возвратившийся в родные края, избирается атаманом посёлков Харьино и Пашнино I и II, позже атаманом Миасской станицы. В 1918 году у Ивана Васильевича и Марии Фёдоровны родился сын Михаил. Но недолго продолжалась для них мирная жизнь. Гражданская война заставила оседлать коня, взять золочёную шашку и, поцеловав жену и детей, раствориться в одной из ночей.

Воевал Иван Пашнин в белоказачьем полку, дослужился до чина есаула и вместе с остатками армии Колчака эмигрировал в Китай. Единственную весточку в 30-е годы сумел прислать он из далёкого Харбина. Тянуло казака на родину, обещал вернуться к родным полям и станицам. Но свидеться с родными ему более не довелось. Известно лишь, что в 1943 году он был жив. Много горя хлебнула и семья казака Пашнина. В их дом не приходили тимуровцы. А вот из ГубЧК появились вскоре после отъезда Ивана. Перевернув всё вверх дном, арестовали жену, Марию Фёдоровну, с грудным младенцем и мать. Всех троих увезли в Челябинскую тюрьму. Жену героя-казака вместе с другими родственниками белоказаков отправили этапом в Уфу. После восьми месяцев унижения, перенеся тиф, она была освобождена. Умерла Мария Фёдоровна в 1968 году, до последних дней не теряя надежды на встречу с мужем.

В годы Великой Отечественной войны погибли брат Ивана - Михаил и его сын. А вот внук знаменитого казака Виктор Иванович Пашнин отличился в мирное время на трудовом поприще, отмеченный за свой крестьянский труд тремя орденами Трудовой Славы.

Литература:

Медведев А. "Дочь героя-казака". // "Маяк" (Челябинск) 5 ноября 1992 г.

Семёнов В. "Капля крови моей..." // "Вечерний Оренбург" 9 февраля 1995 г.

Архивные источники: РГВИА: ф. 400, оп. 9, д. 36660, л. 76 - представление к чину прапорщика.

ф.2134, оп. 2, д. 843 - приказы по 8-й Армии, январь-декабрь 1915г.

ф. 970, оп. 3, д. 2170 Библиотека РГВИА: инвент. №№ 16868, 16873 - приказы по 8-й Армии, 1915 г.




Игорь Калистратов "Георгиевский архив", Екатеринбург 2002 - 2004 гг. 

Избранные статьи о подвигах Георгиевских кавалеров:

Рекомендовать друзьям: