Поиск по сайту:




















Кавалер Георгиевского оружия Павлов Алексей Александрович

Подпоручик Л.-Гв. Кексгольмского полка Алексей Александро­вич Павлов, потомственный дворянин, уроженец г. Варшавы, православный, родился 28 января 1892 года. По окончании Тифлисской гимназии, в 1910 году поступил в Павловское Военное училище, каковое и кончил в 1912 г. старшим портупей-юнкером с назначением в Л.-Гв. Кексгольмский полк.

Георгиевское оружие подпоручиком Павловым было получено за славное дело, о котором он повествует так: "Вечером 17-го декабря 1914 года я со своей ротой находился в полковом резерве, в составе своего ба­тальона, при деревне Калень. Около 11-ти часов но­чи мною было получено распоряжение выступить совме­стно с пятой ротой на участок другого батальона на­шего полка, где и поступить в распоряжение команди­ра батальона, капитана Редзько. В лесу я перестроил роту рядами и, разведя шеренги по обочинам дороги, двинул ее вперед на открытое место. В нескольких сотнях шагов нам предстояло перевалить через бугор освещенный заревом горевшего по близости фоль­варка. Быстрым шагом, не дав противнику возмож­ности направить на себя огонь, мы благополучно мино­вали бугор. Далее пришлось идти задами деревни Конопница, которую неприятельская артиллерия сильно обстреливала бомбами и шрапнелью. Вскоре я принужден был положить роту, так как выступившая с нами и шедшая впереди 5-я рота остановилась и легла. Здесь я передал командование младшему офицеру, а сам в сопровождении проводника отправился к ко­мандиру батальона, в распоряжение которого поступал.

В батальоне я получил приказание идти дальше и атаковать окопы противника. Бегом продвинувшись на указанное место, я развернул три взвода в густую цепь, а четвертому приказал идти развернутым строем за серединой роты, и скомандовал „вперед". Едва рота двинулась с места, как противник открыл огонь. Зарево пожара ярким светом заливало отбытое ме­сто, предоставляя неприятелю возможность следить за нашим передвижением. В это время я потерял про­водника. Немцы развивали ураганный огонь. Ослеплен­ный сильным заревом, я двинулся на удачу, не видя перед собой противника и не зная даже приблизитель­но расстояние до него. Люди не отставали. Внезапно я очутился на какой-то насыпи и увидел перед собой внизу канаву, сообщающуюся с неприятельским окопом. Канава и окоп были заняты противником. В этот момент я был ранен пулей в кисть левой ру­ки. Не теряя времени, я, крикнув „ура“, бросился с шашкой на неприятеля, пытавшегося выбраться из ка­навы. Идя по насыпи, я сверху рубил сидящих в окопе немцев. В то же время бой разгорелся по все­му фронту роты. Я видел, что немцы ослабели под нашим ударом: некоторые подымали уже руки вверх, но были закалываемы рассвирепевшими солдатами, остальные искали спасенья в бегстве. Вскоре окоп был занят моей ротой. Только что я хотел начать преследование бежавших немцев, как почувствовал сильную боль в левом паху, и вслед за тем упал в канаву и потерял сознание. Очнувшись и подняв голову, я услыхал немецкую команду "смотреть вле­во", а в нескольких шагах от себя увидел окоп снова занятый неприятелем. Немцы находились в состоянии возбуждения и опьянения. Не выпуская из рук шашки, я осторожно пополз в обратную сторо­ну. Вскоре впереди себя я увидел немецкого часового с винтовкой, который, приняв меня за своего, окликнул: "Камрад". Я ему не ответил. Темнота спасла меня. Продолжая пробираться дальше, я подполз вплот­ную к часовому. Немец нагнулся ко мне. Воспользо­вавшись удобным моментом, я сильным ударом шаш­ки ткнул его в горло. Он схватился руками за лицо, захрипел и упал.

Кавалер Георгиевского оружия Павлов Алексей Александрович

ПАВЛОВ Алексей Александрович.

Покончив с часовым, я снова почувствовал слабость. Боль и потеря крови совершен­но обессилили меня. Прислонившись к трупу врага я впал в забытье и затрудняюсь сказать, сколько вре­мени оставался в таком состоянии. Как я добрался до своих и что было потом, помню плохо.

Награжденный Георгиевским оружием  Павлов Алексей Александрович

Подпоручик А. А. Павлов выбивает немцев из их окопов 17 декабря 1914 г.

Впоследствии я узнал, что наши разведчики наткну­лись на меня и на заколотого мною немца и, приняв меня за мертвого, решили не брать тело мое с собою; к счастью я застонал, и это меня спасло. Устроив носилки из развернутой шинели, они бережно донесли меня до перевязочного пункта, где мне оказали первую помощь".

Другие статьи сборника «Герои и трофеи Великой Народной войны», выпуск 2, 1916 г.

      Смотреть близкое по теме:


      Google

      Рекомендовать друзьям: