Поиск по сайту:




















Лозовский Е.В. Под покровом легенд и мифов (некоторые вопросы награждений за Русско - японскую войну 1904 - 1905 гг.)

>> Статьи Лозовского Е. В о наградах России.

Иногда можно подумать, что неудачное для России завершение русско-японской войны тенью легло на награды, учреждённые для её участников. Пожалуй, никакие другие награды не были окутаны столь плотной пеленой различных легенд и мифов, скрывающей от наших глаз то, что было в действительности. Самое удивительное здесь то, что для установления истины не требуется больших усилий, а необходимую информацию в большинстве случаев можно найти в источниках, находящихся у историка, что называется, под рукой. Проведём небольшое исследование этой области современной мифологии, обращаясь к предметам указанного наградного комплекса в порядке их учреждения.

Часто утверждают, что все участники боя при Чемульпо были награждены: офицеры – орденом Св. Георгия 4-й степени, матросы – Георгиевскими крестами 4-й степени, делая, подобно императрице Екатерине II, писавшей состоящее из трёх букв слово “ещё” с четырьмя ошибками – “исчо”, в ДВУХ утверждениях ТРИ ошибки. Начнём с самой очевидной: Георгиевский крест появился в российской наградной системе только в 1913 г., до этого самая почётная солдатская награда называлась Знаком отличия Военного ордена. Приказов о награждении чинов “Варяга” и “Корейца” было два. Первым, 23 февраля 1904 г., орденом Св.Георгия 4-й степени награждался весь, кроме трёх военных чиновников, командный состав “Варяга” и командир “Корейца” Г.П. Беляев; остальные офицеры и военные чиновники “Корейца” и трое упомянутых военных чиновников “Варяга” получили различные ордена, а нижним чинам обоих кораблей были пожалованы Знаки отличия Военного ордена 4-й степени. Затем, 16 апреля 1904 г., орденом Св. Георгия 4-й степени были награждены все остальные офицеры и военные чиновники “Корейца”, про троих варяжцев при этом попросту забыли. Информация об этих награждениях широко публиковалась, в частности, в «Летописи русско-японской войны», где найти её не представляет никакого труда. Таким образом, если считать “офицерами” тех, кто мог награждаться орденами, то утверждение, что все они были награждены орденом Св. Георгия 4-й степени неверно. Интересно, что современные авторы почему-то совсем не упоминают о таком действительно необычном факте, что офицеры и военные чиновники “Корейца”, за исключением командира корабля, в отличие от варяжцев, получили за этот бой по ДВА ордена. Сложнее обстоит дело с награждением нижних чинов: только в архиве Военно-морского флота удалось выяснить, что двое матросов “Корейца” – машинный квартирмейстер первой статьи Станислав Верпаховский и старший комендор Платон Диких – уже имели Знак отличия Военного ордена 4-й степени, поэтому 22 марта 1904 г. им были пожалованы Знаки отличия 3-й степени. Этот факт также никто не удосужился проверить.

Мифотворчество не обошло стороной и медаль, учреждённую в память этого боя. Неоднократно упоминалось, что она предназначалась для награждения исключительно нижних чинов, хотя в действительности подобная практика сошла на нет ещё в начале XIX столетия. В уже упоминавшейся «Летописи русско-японской войны» можно прочитать, что во время завтрака в Зимнем дворце, на который были приглашены команды обоих кораблей, император сказал, обращаясь к офицерам: «Желая увековечить память об этом событии, Я повелел выбить медаль для ношения всеми вами, а также и для нижних чинов. Да послужит она, в назидание потомству, напоминанием о столь знаменательном подвиге». Кстати сказать, статус этой медали в современных публикациях явно преувеличивается: впоследствии при лишёнии по суду Знака отличия Военного ордена некоторых участников боя при Чемульпо далеко не все они при этом были лишены и медали. А это характерно для медалей “в память походов и экспедиций”, значит, по статусу она была не выше той же медали в память русско-японской войны.

Не обошло мифотворчество и учреждённую 19 января 1906 г. медаль Красного Креста «В память русско-японской войны», хотя и задев всего лишь краешком. Дело в том, что утверждённая медаль имела уменьшенный по сравнению с другими медалями размер – около 24 мм, хотя встречаются экземпляры стандартного “медального” размера – 28 мм. Проще и естественнее всего объяснить их появление тем, что эти медали должны были изготавливаться не на Монетном Дворе, а в частных ювелирных мастерских за счёт награждённого, где могли изготовить медаль размера, указанного заказчиком. Но кому-то из пишущей братии такое объяснение показалось неинтересным, и вот уже мы читаем о том, что медали большего диаметра предназначались исключительно для награждения врачей, хотя в положении об этой медали, опубликованном в «Полном собрании законов Российской Империи», а также в медицинской периодике того времени об этом нет ни слова.

Ну а уж история медали в память русско-японской войны окутана легендами и мифами, что называется, с самого рождения. Вот как описывает историю её учреждения А.А. Игнатьев в своей книге «Пятьдесят лет в строю»: “Мир с японцами еще не был заключен, а главный штаб уже составил доклад на “высочайшее имя” о необходимости создать для участников манчжурской войны особую медаль. Царь, видимо, колебался и против предложенной надписи: “Да вознесет вас господь” – написал карандашом на полях бумаги: “В свое время доложить”. Когда потребовалось передать надпись для чеканки, то слова “в свое время”, случайно пришедшиеся как раз против строчки с текстом надписи, присоединили к ней”. Книга А.А. Игнатьева не единственная, где изложена эта версия происхождения надписи на медали в память русско-японской войны, писатель Дм.Семеновский в несколько изменённом виде приводит ее в своих воспоминаниях со слов А.М. Горького. Нужно заметить, что, если А.А. Игнатьев в целом верно излагает порядок учреждения подобных медалей, то рассказ А.М.Горького – явно основывается на перетолкованных слухах; виновниками недоразумения у него почему-то стали какие-то министры, а сама медаль названа «памятником самодержавной глупости». Эта версия была распространена столь широко и столь крепко засела в умах современников, что, стоило только известному коллекционеру и исследователю В.Г. фон Рихтеру обратиться за разъяснениями к знатоку русских наградных медалей военному историку полковнику А.И. Григоровичу, как тот без колебаний подтвердил ее достоверность. Мнение А.И. Григоровича было тем более авторитетным, что он во время описываемых событий был библиотекарем Главного и Генерального Штабов. Не мудрено, что эта версия стала общепринятой, и довольно никто в ней не сомневался и не пытался ее проверить. Крушение этой легенды началось с того, что историкам всё-таки стал известен источник надписи: в «Первом соборном послании Святого Апостола Петра» сказано: «Итак, смиритесь под крепкою рукою Божию, да вознесет вас в свое время». На медали помещена реплика второй части этой фразы – пожелание награжденным удостоиться после смерти (каждому в свое время!) Царствия Небесного. Затем В.А. Дуров обнаружил и опубликовал в «Военно-историческом журнале» описание проектного рисунка: «На предложенном для рассмотрения рисунке изображалось два варианта лицевой стороны и пять – оборотной стороны проектируемой медали. Император поставил крест рядом с одним из вариантов лицевой стороны (лучезарное всевидящее око, ниже даты “1904-1905”), который, будучи таким образом утвержден, перешел и на металлический образец. Парный к лицевой стороне рисунок оборотной стороны медали царь перечеркнул тем же карандашом, а в верхней части листа начертал: “Да вознесет вас господь в свое время”, что и стало текстом медали» и, наконец, Д.И.Петерс опубликовал и сам рисунок, окончательно поставив всё на свои места. Вот только публикации, основанные на старой легенде, всё-таки продолжают появляться. Поддерживают её существование и изредка встречающиеся на коллекционном рынке медали с “четырёхсловной” надписью “Да вознесёт вас Господь”, которые выдаются за пробные неутверждённые. Не надо быть большим знатоком фалеристики чтобы заметить, что все они изготовлены в частных мастерских и не имеют к Монетному Двору никакого отношения.

Но мифотворчество на этом не закончилось. Была опубликована версия, что медаль в память плавания эскадры Рожественского была учреждена потому, что его участникам медали в память русско-японской войны не полагалось. Думаю, что автор этого пассажа сам не смог бы объяснить, с чего он это взял. Согласно положению о медали в память русско-японской войны, помимо «Полного собрания законов Российской Империи» опубликованному достаточно широко, все, участвовавшие во время войны в боевых действиях, в том числе и участники Цусимского сражения, получили светло-бронзовые медали. В архивных документах сохранились сведения о том, что небезызвестный М.С.Рощаковский получил даже две – серебряную и светло-бронзовую. Правда, последнюю у него потом отобрали, оставив медаль более высокого достоинства. Причина этого казуса чисто канцелярская: представления к награждению медалями в память войны подавались списками, и М.С. Рощаковский оказался сразу в двух – в одном как защитник Порт-Артура, а во втором как участник Цусимского сражения.

Ещё одна версия учреждения медали в память плавания эскадры Рожественского: царю хотелось вознаградить участников Цусимского сражения, но в память поражений медалей не учреждают, и он вышел из положения подобным образом. Но это уже полная ерунда. Значительная часть кораблей шла к Цусиме не вокруг Африки, а Суэцким каналом и, разумеется, их команды этих медалей не получили. Между тем, поход с Балтики вокруг Африки на Дальний Восток столь большого отряда военных кораблей, совершённый в очень нелёгких условиях, действительно является явлением выдающимся. Не покажи себя Рожественский бездарным флотоводцем, его ждала бы слава выдающегося мореплавателя.

Настоящей находкой для мифотворцев оказался знак, учреждённый в 1914 г. для защитников Порт-Артура. Сколько слёз было пролито над судьбой участников героической обороны, которым проклятое царское правительство годами отказывало в заслуженной награде! Любопытно, что здесь невежество пишущих наложилось на действительное недоразумение, возникшее при учреждении этого знака. В положении о медали в память русско-японской войны было ясно сказано, что она учреждается в трёх металлах: тёмной бронзе – для не участвовавших в боевых действиях, светлой бронзе – для участвовавших в боевых действиях и серебре – для защитников Порт-Артура. Чего ж, как говорится, боле? Однако медали носятся только в торжественных случаях, а самосознание порт-артурцев под влиянием чувства воинского братства, возникшего после совместно перенесённых лишений, осознания своей причастности к великим событиям требовало какого-то корпоративного знака, по которому они и спустя годы могли бы узнавать друг друга. Это сейчас можно с лёгкостью заказать любой знак в специализирующейся на их изготовлении фирме. Тогда подобные знаки должны были утверждаться соответствующей инстанцией, и ветераны пошли по накатанному пути, обратившись в военное министерство, поскольку большинство из них служили в сухопутной армии. В военных верхах долго не могли понять, чего, собственно, от них хотят. Зачем им ещё одна награда? Да, была учреждена специальная медаль для участников обороны Севастополя в Крымскую войну, но ведь Севастополь был ОСТАВЛЕН русскими войсками, а Порт-Артур КАПИТУЛИРОВАЛ! Наконец после многолетних проволочек знак был утверждён 14 января 1914 г., причём Главным Штабом было разъяснено, что «упомянутый знак является лишь указанием на участие того или другого лица в обороне крепости и не имеет характера награды». То есть участники обороны крепости наконец получили то, чего добивались с самого начала. В связи с таким его статусом знак должен был приобретаться порт-артурцами за свой счёт, никаких удостоверений к нему не полагалось, а право на его ношение удостоверялось записями в послужных списках, увольнительных билетах и тому подобных документах. Как же наивно-глупо выглядят современные авторы, пишущие о ВРУЧЕНИИ этих знаков!

И как апофеоз мифотворчества – медаль с надписью: «За поход в Японию». Никто не знает в точности, откуда она взялась, на коллекционном рынке такие медали уже давно не попадаются, но в каталогах эта медаль, что называется, “прописалась” в качестве пробной. Не исключаю, что в начальный период войны горячие военные, а может быть и статские, головы грезили подобным походом, хотя для достижения победы над Японией высаживаться на её берега было вовсе не обязательно. Готов даже допустить, что в этих головах могла возникнуть мысль об учреждении такой медали! Знаю (чего не знают авторы публикаций), что медаль в память плавания эскадры Рожественского представлялась на утверждение императору не в рисунках, а в образцах, изготовленных ювелирным магазином Н.Г. Владимирова и, значит, таким же образом могли быть изготовлены пробные образцы других медалей. Чего я не могу допустить совершенно, так это практически полного, за исключением надписи, копирования внешнего вида обеих сторон медали «За поход в Китай». К тому времени уже сложилась своеобразная традиция: для разных медалей, несущих на лицевой стороне вензель императора, выполнять его с явственными художественными отличиями. Здесь же видна не модификация, а упрощение рисунка вензеля; полное же копирование композиции оборотной стороны с использованием одной и той же эмблемы является попросту немыслимым. И последнее. Даже если образцы медали рассылались в несколько инстанций, их число можно было бы пересчитать по пальцам. Для того чтобы оказаться на коллекционном рынке, их нужен был не один десяток. Может кто-нибудь ответить, какая была нужда делать такую прорву образцов? Разве что для доверчивых коллекционеров, но это уже к официальным инстанциям никакого отношения не имеет.

В заключение можно сказать, что публикации о наградах русско-японской войны являются прекрасным подтверждением пушкинского тезиса о том, что “мы ленивы и нелюбопытны” и их с полным правом можно назвать, перефразируя название уже ленинской работы, “зеркалом российской фалеристики”.





    1. Орден Святого Александра.  
    2. Орден Святого Георгия.
    3. Орден Святого Владимира.
    4. Российские ордена в царствование Павла I
    5. Главная солдатская награда. 
    6. "Награды за службу и выслугу"
    7. "История одного заблуждения" (атрибуция "шефской" медали 1843 г)
    8. "Суета вокруг портретов" ( медаль "В память 100- летия Московского университета)
    9. "Вот такой анекдот" (сказ о том, как киевские полицейские трех министров озадачили)
    10. Заметки о медали за бой при Чемульпо.
    11. Учреждение, изготовления и выдача медали в память похода эскадры Рожественского.
    12. Медаль в память русско-японской войны, история учреждения.
    13. "Под покровом легенд и мифов" (некоторые вопросы награждений за Русско - японскую войну)
    14. "Из различных источников"
    15. К истории учреждения медали «За особые воинские заслуги»
    16. "Награды Романовского юбилея" (Награды учрежденные к 300 летию Дома Романовых в 1913 г.)
    17. "К истории учреждения медали в память двухсотлетия Гангутской победы"
    18. "Чеканка Георгиевских крестов и медалей из желтого и белого металлов" (на С-Пб МД в 1917 году)
    19. "По закону воинской чести" (к истории поощрений за спасение боевых знамен)
    20. "Ордена корнета Оболенского" ("из песни слова не выкинешь" ....)
    21. "Хотели как лучше, а получилось как всегда" ( к утверждению в 2000 году ордена Св. Георгия)






    Рекомендовать друзьям: