Поиск по сайту:




















Рихтер В.Г. Отдельные статьи из сборника

medalirus.ru

В. Г. фон Рихтер "Собрание трудов по русской военной медалистике и истории", Париж, 1972 г.


Три русских экзотических медали

стр. 304 - 306

Рассказанная в предыдущем номере «ВЕСТНИКА» история двадцати старых лейб- гусарских ментиков, украсивших в начале прошлого века черные туловища конвойцев Таитянского короля, напомнила мне о нескольких редчайших экземплярах родной медалистики, со столь же экзотической историей и относящихся к той же эпохе.

1.

Уточняя понятие о медали как знаке отличия, наш маститый исследователь медалей, Ю. Б. Иверсен, на стр. 11-й классического обзора « Медалей на деяния Петра Великого... » (С.П.Б. 1872) говорит: « ...Были, впрочем, медали, хотя и не назначенные специально служить знаком отличия, но снабженные ушками и розданные для ношения. Таким образом было поступлено с медалями на коронование Императора Александра I. Из числа их выбиты с ушками: 25 золотых весом в 20 червонцев, и 25 серебряных, весом в 24 золотника каждая, — для членов японского посольства... » и т. д. (в данном случае червонец - золотая монета весом 3,4 гр., т.е. вес золотой медали 68 гр.)

Каждый мало-мальски опытный собиратель наших медалей знает, что настольные коронационные медали Александра Благословенного уже до революции встречались не часто. Имеющаяся в моем собрании такая медаль, диаметром в два дюйма и вычеканенная с ушком, ни в одном источнике не описана, кроме вышеупомянутого Иверсена, извлекшего эти данные из архивных документов С. Петербургского Монетного Двора. Эта медаль, как настольная (без ушка), да и то в копии, описана следующим образом в каталоге Смирнова (№ 332/б) и в « Собрании Русских Медалей... » 1840 г.: Лицевая сторона: погрудное (юношеское) изображение Императора вправо; надпись по окружности: « Б. М. Александр I Император и Самодержец Всеросс. ». Внизу : « С. Leberecht F. ». Оборотная сторона: на четырехугольном пьедестале — увенчанная Императорской короной нижняя часть колонны с надписью: « Закон ». Надпись по окружности: «Залог блаженства всех и каждого»). Под обрезом: «Коронован в Москве/ сент. 15 д. 1801 ». на обрезе справа: « P. L. » (что значит: «Резал Liberecht»). Я нигде не нашел пояснения, почему только одни чины японского посольства были награждены этими медалями для ношения.

2.

Как в каталоге Смирнова (№ 349), так и в «Собрании Русских Медалей» 1840 года (№ 269), описана следующая медаль, но не указано, что она была с ушком: «Для старшин Северо-Американских диких племен». Лицевая сторона: под Императорской короной двуглавый орел с распущенными крыльями, орел, имеющий на груди щит с вензелем Императора Александра I. Оборотная сторона — Надпись: «Союзные России» Диаметр — 1 9/16 дюйма.

Эта редчайшая серебряная медаль, чеканенная с ушком, была куплена всемирно- известной нумизматической лондонской фирмой Spink на аукционе первоклассной коллекции наградных медалей покойного английского полковника F. Rorke, совместно со всеми другими русскими медалями, которые я выкупил у Спинка за несколько дней до того, как в феврале 1943 года три дома этой фирмы были разрушены бомбардировкой и когда погибла масса всяких исторических ценностей, включая редчайший русский фарфор коллекционера А. А. Попова. Но мой экземпляр, носившийся каким-то старшиной «дикого» племени на поблекшей ленте ордена св. Владимира, не совсем соответствует вышеприведенному описанию: 1) его диаметр только 17/16 дюйма, 2) щит с вен­зелем (вместо Георгия Победоносца) висит на ленте, обвивающей обе головы орла, 3) толщина медали необычайна (как для наградной), а именно — почти 4 мм. Чеканена эта медаль около 1806-го года, и не трудно догадаться, что предназначена она была для раздачи в наших тогдашних Северо-Американ­ских колониях, тянувшихся по западному берегу, от Аляски до Калифорнии. Судьба этих наших колоний, конечно, общеизвестна.

В исторической литературе я не нашел никаких подробностей и об этой медали **.

p>

3.

Только в каталоге Смирнова (№ 402) описана следующая медаль: «Владетелю Сандвичевых Островов». Лицевая сторона: погрудное изображение Императора Александра I вправо. Надпись по окружности: «Александр Первый Б. М. Им­ператор Всерос.». На обрезе шеи: « И. Шилов». Внизу: «1811». Оборотная сторона — Надпись : « Владетелю (Сандвичевых) островов Тамари (в знак дружбы его) к Россиянам ». Диаметр — 2 дюйма.

Этой медали я не видел. Вероятно, чеканена она была в золоте, в одном личном экземпляре.

Любопытна ее история. В 1814-м году, во время шторма, у острова Атувая (группа Сандвичевых островов) разбился корабль «Беринг» нашей Русско-Американской Торговой Компании, имевшей концессию на наши Американские колонии. Королем всей группы островов был Томеа- Мен, а подвластным ему владетелем о. Атувая был Томари, который и присвоил себе груз погибшего «Беринга». Капитан этого судна Беннет, получив отказ на предложение вернуть груз, отправился в Ситху (столицу наших колоний) и просил Правление Компании дать ему другой, вооруженный корабль, дабы силою заставить Томари вернуть груз. Но директор правления Баранов решил вступить на путь дипломатии и в конце 1815-го года командировал к королю Томеа- Мен компанейского доктора Шеффера, дав ему широкие полномочия. Король не только согласился приказать Томари вернуть груз, но дал Шефферу земли для основания факторий на главном о. Оваги, что Шеффер и сделал, снабдив фактории рабочими- алеутами. В мае следующего года (1816) на компанейском корабле «Открытие» Шеффер отправился на о. Атувая, получил обратно груз, кстати вылечил больного владетеля Томари, всецело овладел им, и тоже получил земли под плантации. Вскоре он внушил Томари мысль отдаться под покровительство могучего Белого Царя, водрузил на острове российский флаг и вступил в командование войсками. По видимому, в этих событиях следует искать объяснения появлению нашей медали. Император Александр I от покровительства над островом отказался, но из признательности к «Владетелю» Томари повелел заготовить вышеупомянутую золотую медаль со своим портретом, для ношения на шее на Аннинской ленте. Была ли эта медаль доставлена на остров, остается неизвестным, ибо уже в апреле 1817 г. Шеффер был изгнан с островов. Впоследствии этот доктор- авантюрист очутился бразильским министром и майором гвардии, но карьеру закончил в ссылке.

**) См. статью «Заметки по русской медалистике ...К истории одной экзотической медали »

К истории одной экзотической медали

стр. 332

Описывая в предыдущем «ВЕСТНИКЕ» серебряную для ношения медаль царствования Императора Александра 1-го «Для старшин Северо-Американских диких племен» (см. Каталог Смирнова №349, между 1805-1806 гг.), я закончил словами, что в исторической литературе не встречалось упоминания об этой медали 1). На днях же, прочитав интересную книгу на английском языке венгерца Emil Langyel под загла­вием «Secret Siberia», я наткнулся на стр. 70-71 на следующую справку, которая, по всей вероятности, указывает именно на вышеупомянутую медаль. Цитирую эту справку в переводе: ...«Он имел еще время выслать фрегат «Юнону» на запад с заданием очистить от японцев цепь Курильских островов и Сахалин. Задача была выполнена быстро и точно. Командир фрегата созвал старшин рыбачьих поселков, выдал им по медали и документу, в котором значилось, на русском языке (туземцам незнакомом), что их острова впредь включаются в состав державных территорий Царя» и т. д. Пояснения ради добавлю, что « Юнона » была выслана одним из директоров Северо-Американской Торговой Компании, Резановым, из Ново- Архангельска (Ситха, Аляска), после его возвращения из Сан-Франциско в конце 1807-го года.

стр. 358

Описывая несколько экзотических медалей в № 3 "Р.В. И.В. ", в частности коронационную медаль Императора Александра I, мы сослались на Ю.Б. Иверсена, который, в свою очередь, извлек из архивных документов СПБ Монетного Двора сведение, что эта редкая медаль была роздана для ношения членам японского посольства. Теперь только удалось установить настоящее назначение этой медали и неправильную редакцию архивного документа: эти медали были доставлены в Нагасаки И.Ф. Крузенштерном и розданы членам русского посольства в Японии, возглавляемого камергером Н.П. Розановым, в третью годовщину коронования Императора Александра I, в сентябре 1804 года.

Курьезная медаль

стр. 330

В серьезном польском издании — « Wiadomosci Numismatyczno-Archeologiczne », в № 112 (январь-февраль 1892 г.) на стр. 324 напечатано следующее (перевожу): « Неизвестная медаль. Во всех странах Европы за потравы полей, происшедшие вследствие смотров или маневров, обыкновенно после их окончания военные власти высылают на места специалистов и согласно их оценке вознаграждают за убытки. И вот, русская газета «День» сообщает, что в царствование Императора Николая I имело место следующее происшествие: под Ельцом (уездный город Орловской губернии) маневрировавшие войска уничтожили огород одного помещика, засаженный капустой. Помещик, запрошенный присланным флигель-адъютантом: какое возмещение требует он за учиненный ему вред? заявил, что денежного вознаграждения он не требует, но был бы счастлив, если бы его наградили орденом. Осведомленный об этом Император приказал отлить из железа 5- фунтовую медаль с надписью : «За капусту» и вручить ее потерпевшему, дабы он ее носил на цепи, согласно постано­влениям. Как кажется, приказ этот должен был быть исполненным, но приходится пожалеть, что этот нумизматический уникат не вошел ни в один каталог».

Ответственность за правдивость этого сообщения лежит всецело на обоих вышеупомянутых (польском и русском) источниках. От себя прибавлю, что: 1) если такая медаль была вылита (а не чеканена) — это могло быть сделано в том же Ельце, или в Орле, местными фабрикантами, и потому, как форма, так и сама медаль потонули в море про­винциальной жизни огромной России, а не попали ни в одно частное или государственное собрание и не были закаталогированы; 2) подозрительны две фразы: флигель-адъютант — эксперт по огородничеству? (мог быть, конечно, помещиком и он); и — « согласно постановлениям » каким? ношения медалей? Разумеется, каждая медаль, Высочайше утвержденная, имела свое место и носилась согласно Высочайше утвержденным уставам..., но столь «сатирическая »?!

Медальные курьезы войны 1904-1905 гг.

стр. 333 - 334

Мечтой каждого исследователя и собирателя — нумизмата является обладание чрезвычайно редкими «пробными» экземплярами и менее редкими — « преждевременными » медалями (Medailles anticipees).

Как примеры первой категории назовем: а) Проектированную Императором Александром I, еще в Калише, в феврале 1813 г. медаль за минувшую войну, т. е. за Отечественную кампанию 1812 года, с Его изображением, но Им же измененную уже в мае того же года и принявшую вид, нам хорошо известный. (Приведено Ю. А. Топорковым из « Сборн. истор. материалов, извлеченных из архива Собств. Е. И. В. Канцелярии, вып. III, Сиб. 1890 г.). б) Проектированную английскую наградную медаль за Ватерлоо, 1815 г. Ко второй категории причисляем: а) французскую медаль 1804 г. с надписью « Descente en Angleterre, frappee a Londres », б) немецкую медаль «Nach Paris», 1914, в) итало- немецкую медаль, наградную, за взятие Египта и Суэцкого канала в 1940 году. Беру на себя смелость предложить зачислить в первую категорию нашу пробную наградную медаль за войну 1904-1905 гг. с четырехсловной надписью на оборотной стороне, (иллюстрация № 2) и ко второй — наградную же медаль за эту же войну с надписью: «За поход в Японию» (иллюст. №4).

На прилагаемой иллюстрации № 1 изображен оттиск с общеизвестной наградной медали за войну 1904-1905 гг. (с семисловной надписью). Вскоре после раздачи этой медали распространился слух, что будто бы первоначальный текст надписи на оборотной стороне был, по недоразумению, удлинен тремя словами: «в свое время». Государь Император сделал эту надпись на проекте медали, вовсе не желая удлинять этим надпись, а лишь выражая Свое желание отложить на некоторое время фабрикацию медали 1) ... (По моему лично­му мнению, «четырехсловная» надпись и более подходяща и более вразумительна).

Безвременно погибший в Варшаве во время последней войны, выдающийся довоенный собиратель и знаток наших наградных медалей, военный историк полковник А.И. Григо­рович подтвердил мне достоверность «слуха»; эта его уверенность тем более авторитетна, что в ту эпоху он был библиотекарем Главного и Генерального Штабов.

Во мне зародилась мечта: авось, когда-либо, я наткнусь на «вещественное доказательство» и в мои руки попадет «пробный» экземпляр с четырехсловной надписью. Через много лет, уже в Англии, мечта эта осуществилась, и когда я поделился новостью со своими друзьями, П. В. Пашков прислал мне выписку, принадлежащую перу тоже покойного уже В. Медведева, гласящую, что медаль с четырехсловной надписью- «фальшивая», была выбита частной фабрикой, очень редкая, а что «слух » — просто анекдот...

Такой же преждевременной медалью можно полагать и другую медаль этой таблицы. На иллюстрации под номером 3 изображен оттиск с официальной наградной медали за поход в Китай в 1900-1901 гг., а под №4 (с аналогичной лицевой стороной) — оттиск с наградной медали — «За поход в Японию», 1904-1905, которая в серебре и в бронзе, попала в мое собрание еще в 30-х годах.

И в этом случае, проще всего изречь — «фальшивая»... Но «фальшивыми» предметами, будь то ассигнация, картина, медаль или монета, называются старательные подделки уже существующих оригиналов, между тем как описываемые здесь медали сами по себе являются оригиналами. Почему не задать себе вопрос: с какой целью частные фирмы могли вычеканить эти две медали. Зачем им было тратиться на изготовление специальных штемпелей и чеканку этих медалей в самом ограниченном количестве экземпляров, — ибо о существовании медали № 2 вспоминает в нашей литературе только В. Медведев, а о существовании № 4 знаю только я. Или частные фирмы надеялись покрыть свои расходы, снабдив этими «фальшивками» коллекции собирателей, коих, в лучшем случае, было не более десятка. Ведь все имеющие право носить медаль за эту войну приобретали только «официальные». И не было ли известно частным фирмам, что они ответственны перед законом, узурпируя Высочайшую прерогативу. Ведь в данном случае частные фирмы создали «особые» наградные медали, (а не копировали существующие), на что имел право только монарх.

К сожалению, окончательное разрешение этих двух загадок будет возможно только тогда, когда нам вновь станут доступны наши государственные архивы.

Письма и бумаги Императора Петра Великого

стр. 353 - 354

Письма и бумаги Императора Петра Великого т. VIII и IX. Москва 1952 г. Примечания : Медали : За сражение при Лесной, т. VIII (2) 829. За Полтавскую битву, т. IX (2) 1081, 1085, 1086, 1088.

Согласно " Дневнику военных действий Полтавской победы ", Гетман Скоропадский с полковниками и " начальными людьми " были приглашены к столу в царские шатиы. Петр I хвалил их службу, пожаловал золотыми медалями Гетмана, штаб- и обер-офицеров, 100 рублей пожаловал " всему Малороссийскому войску", 4 тыс. рублей "войску Волхова", 20 тыс. руб. - казакам и калмыкам (Труды Имп. Гос. Воен- Истор. С-ва, т. II, СПБ, 1909, отр. 314-315). В этот же день, был дан патент Ф. В. Шидловскому о производстве его в генерал-майоры, кроме патента на чин, он, вероятно, был пожалован золотой медалью. Прочих жаловал кавалерами медалей серебряных. Всех штабных обер-офицеров жаловал государь золотыми портретами с алмазами и медалями золотыми по достоинству их чинов. А солдатам - медали серебрянные и давались деньги.

Награды медалями и портретами, осыпанными драгоценными камнями, требовали больших расходов. Для примера можно указать, что за битву при Лесной было выдано 1.140 золотых медалей и " нарядных " золотых " персон " с алмазами-камнями, стоимость каждой была весьма различной. Золотая медаль, сделанная на Монетном Дворе, обходилась каждая по одному червонному. "Нарядные персоны" были оценены в 873 руб. 33 коп. каждая. Тисненые золотые медали изготовлялись на Монетном Дворе. " Нарядные персоны " с алмазными камнями, " персоны ", писаные на финифти и вставленные в серебро с золотыми ободками и алмазами " поддоны ", выполнялись золотых дел мастерами.

Награды за Полтаву были несравненно обильнее, чем за Лесную. Сохранилась переписка Г. И. Головина и дьяка Посольского приказа М.И. Родостамова об изготовлении кавалерских крестов для награды особо отличившихся в Полтавском бою.

За сражение при Лесной, П. Ознобишин был награжден медалью. В 1710 г. ему была выдана новая медаль "За Левенгауптскую баталию - взамен утерянной".

Это интересное письмо канцлера Г.И. Головина - приведено (без указания источника) в ненапечатанном труде М. Ю. Гаршина " Русские знаки отличия за храбрость, войны и походы" с добавлением : " После Полтавского боя Великий Петр намеревался учредить особый крест..., но почему-то это намерение не было приведено в исполнение ". Между тем это письмо (ниже перепечатываемое) датировано 19 июня 1709 г. - т. е. за восемь дней до решительного сражения под Полтавой. Письмо гласит : " Михайло Иванович. Посылается при сем рисунок креста кавалерского и нумер 1-й знаменует наружная сторона того всего креста; самый крест синего цвета, а изображение Святого Андрея на подобие тела; корона с кольцом, за которое привязывать, и орлы золотые. Нумер 2-й - другая сторона того же всего креста : крест на той стороне другой оставить просто золотой, а литеры черные. Вели против того рисунка сделать таких крестов семь, да семь же крестов малых, каковы в нынешнем 1709 году иноземец Вестафаа... (дальше неразборчиво). И из обоих, из больших и малых, по одному вели сделать поскорее и пришли ко мне через почту, как найскорее возможно и потом остальные сделав, такожде пришли. Гавриил Головин, из Решетиловки от 17 июня 1709 г. ". К этому письму был приложен рисунок...

Следовательно, - проект этого большого креста возник не только до Полтавского боя, но прототипом большого - служили малые кресты, еще ранее изготовленные (или - спроектированные) иноземцем Вестфаленом; к сожалению, - окончание этой фразы разобрано быть не могло.

Отличия за усмирение Венгрии в 1848-49 гг.

стр. 357

В " Русск. Инвалиде " № 212 за 1851 г. напечатан приказ по Военн. Ведомству за № 107 в силу коего, и вследствие соглашения между Императорами Российским и Австрийским, золотые и серебряные австрийские медали " За храбрость ", коими награждены были русские солдаты, после их смерти должны возлагаться на других, тоже участвовавших в означенной кампании. А в № 69 за 1852 г. обнародовано Высочайшее разрешение о том, что наши знаки отличия Военного Ордена, выданные австрийским солдатам за ту же кампанию, после их смерти возлагаются на других участников. Мало того, как оказывается, и русская настольная медаль того же усмирения была тоже " установлена " и " жаловалась " участникам, причем штаб-офицерам - в серебре.

Хессенталь утверждает, что австрийские медали " За храбрость " жаловались и с изображением И-ра Фердинанда I (отрекшегося от престола в 1848 г.), и с молодым изображением И-ра Франца Иосифа I.

Особый знак отличия.

стр. 575

Из рассказа русского инвалида Скобелева:

«В 26-й егерский полк был назначен шефом полковник Эриксон. Неустрашимее Эриксона нельзя было быть в бою, но хвалить в нем только храбрость, — значит оскорбить священную память героя... Эриксона украшали семь ран, из которых особого внимания заслуживает последняя, полученная в кам­пании Суворова против французов, в сражении при Нови. Ружейная пуля ударила ему прямо в знак, бывший на груди, под которым, по счастию, хранился свернутый платок. Пробив то и другое насквозь, пуля остановилась в грудной кости, а впоследствии, когда рана излечилась, рубцы от нее образовали собою точь в точь Георгиевский крест 4-й степени. Император Павел Петрович, зная отличную службу Эриксона и сей случай, Высочайше повелел носить ему пробитый знак при всяком роде службы ».

«Русский Инвалид» от 7 ноября 1834 г.





Рихтер В.Г. "Собрание трудов по русской военной медалистике". Париж 1972 г.:

Рекомендовать друзьям: