Поиск по сайту:




















Рихтер В.Г. Забытый наградной знак отличия для ношения

medalirus.ru

В. Г. фон Рихтер "Собрание трудов по русской военной медалистике и истории", Париж, 1972 г. Забытый наградной знак отличия для ношения.

стр. 326 - 329

В разгаре осады Севастополя, незадолго до кончины Императора Николая Павловича, 1 февраля 1855 года, был опубликован Высочайший манифест о формировании государственного подвижного ополчения; в § 95 манифеста говорится, что «в дружинах ратники получают крест на фуражку из желтой латуни»; получают жалование: « урядники старшие - 4 р. 5 к., урядники младшие — 3 р. 80 к., прочие ратники — 2 р. 70 к. в год». В § 63 читаем: « Ратники бород не бреют, стрижка волос — как в крестьянстве». В § 66: «офицеры ополчения бород не имеют и носят усы, волосы же могут стричь по форме ратников».

Лишь 18 февраля был напечатан бюллетень № 1 (подписанный накануне): «Болезнь Его Императорского Величества началась легким гриппом, с 10 же февраля, при слабых подагрических припадках — обнаружена лихорадка...»

На следующий день (т. е. день кончины государя) появился бюллетень № 2 «Лихорадка усилилась...» а 19-го печатается бюллетень №3 «...Состояние весьма опасное», но тут же рядом помещен бюллетень № 4 «об угрожающем параличном состоянии легких» Государя, сопровождаемый сообщением Двора Е.И.В. о кончине Императора Николая I...

20 февраля 1855 г. опубликован манифест о вступлении на престол Александра II и его приказ № 1 российским войскам, заканчивающийся словами: « ...благодарю славную, верную гвардию, спасшую Россию в 1825 г.»...

По мере формирования ополченских дружин они были высылаемы на периферию Империи, от Финляндии до Крыма; немногим из них удалось принять участие в последних боях геройски оборонявшегося Севастополя.

21 марта 1856 года обнародован манифест об окончании Крымской войны; 11 апреля — « Указ Правительствующему Сенату и Положение о роспуске государственного подвижного ополчения », а 20 апреля — о подписании 13/30 марта мирного трактата в Париже.

Из этого «Положения о роспуске ополчения» мы и извлекли данные, послужившие темой этой статьи. В § 89 читаем: «...В знак памяти о службе в ополчении предоставляется генералам, штаб- и обер-офицерам ополчения, урядникам и ратникам носить по увольнении из ополчения отличительный знак оного — крест с соблюдением следующих правил...» § 90 : « только тем, которые к тому будут представлены начальниками ополчения». § 91 (представлять) : «только таких, которые несли действительную службу» (и имевших) «хорошие аттестации». § 92 «не должны быть представляемы к сей награде офицеры бесполезные... вредные... уволенные... неодобряемые начальством». § 94 «не должны быть награждаемы те урядники и ратники» (которые подвергались) «взысканиям за дурное поведение». § 95: «Относительно ношения креста ополчения, по увольнении чинов в отставку, устанавливаются следующие правила: 1) генералам, штаб- и обер- офицерам носить крест на груди без ленты; 2) крест на груди носить тоже тем урядникам и ратникам, которые остаются добровольно на военной службе; 3) «урядникам и ратникам» (вернувшимся) в первобытное состояние, дозволить носить фуражки с крестом, но фуражки того образца, который был утвержден для гос. подв. ополчения; § 96: «подвергшиеся впоследствии суду должны быть лишаемы сего знака отличия» (если не оправданы). §§ 108-120 указывают, что все вышеизложенное относится и к расформирован­ным малороссийским конно-казачьим полкам.

Насколько мне известно, этот наградной знак отличия для ношения в нашей специальной литературе никогда еще упоминаем не был. К сожалению, в моем собрании его нет (но имею ополченский крест за Отечественную войну 1812 г.). Это — типичный «ополченский» крест с уширенными концами, в середине коего вензелевое изображение императора Николая I под императорской короной, на концах креста надпись: (на левом): «За», (на верхнем): «Веру», (на правом): «и», (на нижнем): «Царя».

Поэтические произведения, как в России, так и в стане врагов, о Крымской войне неисчислимы. Ниже приводится одно из очень многих стихотворений, напечатанное в начале 1854 г. в «Северной Пчеле», часто цитировавшееся на родине еще в дни моего детства:

« НА НЫНЕШНЮЮ ВОЙНУ »

Вот в воинственном азарте,
Воевода Пальмерстон
Поражает Русь на карте
Указательным перстом.

Вдохновлен его отвагой
И француз за ним туда ж,
Машет дядюшкиной шпагой
И кричит : « Allons, courage! »

Полно, братцы! На смех свету,
Не останьтесь в дураках!
Мы видали шпагу эту
И не в этаких руках...

Если дядюшка бесславно
Из Руси вернулся вспять, —
Так племяннику подавно
И вдали не сдобровать.

Альбион — статья иная —
Он еще не раскусил,
Что за машина такая
Наша Русь, и в сколько сил!

То-то будет удивление
Для практических голов,
Как высокое давление
Им покажут без паров.

Знайте ж — машина готова,
Будет действовать, как встарь;
Ее двигают три слова :
Бог, да Родина, да Царь!


Недавние враги отпраздновали заключение мира всевозможными торжествами. Но в мае месяце 1856 г. в нашей прессе было напечатано следующее известие из Лондона: « Заключение мира праздновалось здесь с большим блеском; никто не помнит, чтобы со времени празднования мира в 1814 г. (почему не в 1815? В.Р.) в Лондоне были праздники великолепные. Но были и тени: на Бельгрэв- сквере кто- то выставил транспарант в 10 футов вышиной и 7 футов шириной в черной траурной рамке, с надписью: «В знак траура по случаю постыдного мира, верного результата войны, постыдно веденной»...





Рихтер В.Г. "Собрание трудов по русской военной медалистике". Париж 1972 г.:

Рекомендовать друзьям: